Резус стейка, казалось,
был отрицательным.
Нож улетает в опасный падеж,
склоняю себя под стол, голова любопытная
— на подол, здесь уютно, поскольку
можно молчать. Я останусь в пещере.

Люстры горного хрусталя
еле держат слова, но на
дерзость трамвая в ответ
рефлексивно взлетают в фальцет,
слуги не мой приносят заказ, суета,
муза прячет глаза и тянет
на себя скатерть, падают вазы,
розы
находят под бледностью кожи бордо,
шип как ланцет, капля крови растёт,
растёт, словно чужие акции и вот-вот
соскользнет с пальца в Moët.

Веганы ищут бинт и пинцет
и ставят, и ставят диагнозы…
Все-таки бешенство. Единогласно.
Советуют (чем бы ни тешились)
на цепь, и рот широко закрыть
(венецианской) маской,
но не прививаться.

Я целую в укол, кровосос,
с языком (выживут только вампиры)
я чувствую в крови нотки черной рябины
и гармонический соль-минор и,
вероятно, каннабиноиды.
— Позволь угадаю год урожая..
Восьмидесятые. Cередина. Не так ли?
Долина реки Невы?
Наливайте.


03-04.2021
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ